Путь Бога и как найти его

Путь Бога и как найти его

Иов 28; Иоанна 11:34,36

"Стези туда не знает хищная птица, и не видал ее глаз коршуна; не попирали ее скимны, и не ходил по ней шакал". Какая невыразимая благодать для того, что действительно желает ходить с Богом, знать, что для него уготована эта стезя! Бог уготовил эту стезю для искупленных Своих, чтобы они могли идти по ней со всей возможной уверенностью, спокойствием и решительностью. Это привилегия каждого чада Божия и каждого слуги Христова - быть настолько же уверенным в том, что он находится на стезе Божией, как и в том, что его душа спасена. Это может показаться смелым утверждением, но вопрос в том, справедливо ли оно. Если да, то оно не может быть чересчур смелым. Несомненно, по мнению некоторых людей, в такие времена, как наши, и при таких обстоятельствах, как наши, в утверждении, что мы находимся на стезе Божией, есть что-то от самоуверенности и догматизма. Но что говорит Писание? Оно провозглашает: "есть стезя", а также указывает нам, как отыскать ее и как идти по ней. Да, тот же самый голос, который возвещает нам о Божьем спасении для наших душ, возвещает нам также о Божьем пути для наших ног. Тот же самый авторитет, который уверяет нас в том, что "верующий в Сына имеет жизнь вечную", уверяет нас и в том, что "идущие этим путем, даже и неопытные, не заблудятся".

Это, повторяем, замечательное милосердие - милосердие во все времена, но особенно в наши времена смятения и замешательства. Прискорбно наблюдать состояние неуверенности, в котором пребывают в настоящее время многие из возлюбленных Божиих. Здесь мы не касаемся вопроса о спасении, о котором мы уже много и широко говорили; предмет нашего рассмотрения - путь христианина - что он должен делать, где находиться, как вести себя в Церкви. Не слишком ли верно, что множество детей Господних пребывают в полном невежестве относительно этих вопросов? Не слишком ли много тех, кто, если бы им нужно было выразить истинные чувства их сердца, были бы вынуждены признаться в совершенной душевной неустроенности, сознании в том, что они не знают, что делать, куда идти, во что верить. Итак, вопрос заключается в том, оставит ли Бог Своих детей, оставит ли Христос Своих слуг в этом мраке и смятении?

Господь мой, следом за Тобою,
А не безверия тропою -
О, нет! - послушно я иду.

Может ли ребенок не знать воли своего отца? Может ли слуга не знать воли своего господина? А если это так в наших земных отношениях, то еще полнее мы можем рассчитывать на это в отношении к нашему небесному Отцу и Владыке. Когда древний Израиль вышел из Чермного моря и встал на краю той огромной и ужасной пустыни, которая отделяла его от земли обетованной, то как они могли узнать свой путь? Вокруг них лежали зыбучие пески пустыни. Тщетно было искать там хотя бы след человеческой ноги. Это была страшная пустошь, в которой даже ястребиный глаз не мог бы найти пути. Моисей чувствовал это., когда сказал Ховаву: "Не оставляй нас, потому что ты знаешь, как располагаемся мы станов в пустыне, и будешь для нас глазом" (Чис. 10:31). Как прекрасно поняли бы этот трогательный призыв наши бедные неверующие сердца! Как нежно привязываются сердца к тому, кого мы считаем способным руководить нами в периоды мрака и трудностей.

Но мы все-таки можем спросить, для чего Моисею глаза Ховава? Разве Иегова не согласился стать их благодатным проводником? Да, это так, ибо мы читаем: "В тот день, когда поставлена была скиния, облако покрыло скинию откровения, и с вечера над скиниею как бы огнь виден был до самого утра. Так было и всегда: облако покрывало ее днем, и подобие огня ночью. И когда облако поднималось от скинии, тогда сыны Израилевы отправлялись в путь, и на месте, где останавливалось облако, там останавливались станом сыны Израилевы. По велению Господню отправлялись сыны Израилевы в путь, и по велению Господню останавливались: во все то время, когда облако стояло над скиниею, и они стояли. И если облако долгое время было над скиниею, то и сыны Израилевы следовали этому указанию Господа и не отправлялись. Иногда же облако немного времени было над скиниею: они по указанию Господа останавливались, и по указанию Господню отправлялись в путь. Иногда облако стояло только от вечера до утра, и поутру поднималось облако, тогда и они отправлялись; или день и ночь стояло облако, и когда поднималось, и они тогда отправлялись. Или, если два дня, или месяц, или несколько дней стояло облако над скиниею, то и сыны Израилевы стояли и не отправлялись в путь; а когда оно поднималось, тогда отправлялись. По указанию Господню останавливались, и по указанию Господню отправлялись в путь: следовали указанию Господню, данному чрез Моисея" (Чис. 9:15-23).

Здесь было божественное руководство - руководство, мы с уверенностью можем это сказать, вполне достаточное для того, чтобы избавить их от необходимости в собственных глазах, в глазах Хавава или любого другого смертного. Интересно отметить, что в начале книги Чисел было повеление установить скинию в самом центре собрания, но в главе 10 мы читаем: " Отправились они от горы Господней на три дня пути, и ковчег завета Господня шел пред ними три дня пути, чтоб усмотреть им место, где остановится." Иегова искал место, где им остановится. Он стал их проводником в путешествии и шел впереди них в поисках этого места. Какая в этом трогательная благодать! Какая верность! Если бы Моисей попросил Ховава быть их проводником ( и это перед самым лицом Бога, перед облаком и серебренной трубой), то Иегова оставил бы Свое место в центре всех колен и шел бы впереди них в поисках места, где остановиться. А разве Он не знал эту пустыню! Не был бы Он для них лучше, чем десятки тысяч Ховавов? Разве не могли они полностью довериться Ему? Конечно, могли. Он бы не дал им заблудиться. Если Его благодать освободила их от египетского рабства и провела их через Чермное море, то они, конечно же, могли теперь довериться той же самой благодати в их странствии через огромную и ужасную пустыню, и эта благодать безопасно привела бы их в землю, где текут молоко и мед.

Но надо помнить, что для того, чтобы воспользоваться божественным руководством, нужно полностью оставить свою собственную волю и уверенность в собственных о замыслах, а также полностью доверять мыслям и замыслам других. Если бы Иегова был моим проводником, то я бы не пожелал ни своих глаз, ни глаз какого-нибудь Ховава. Достаточно было бы Бога: я могу Ему доверять. Он знает все пути в пустыне, и, следовательно, если я буду следовать за Ним, Он выведет меня туда, куда нужно.

Но это приводит нас ко второй части нашего вопроса, а именно: "Как я могу найти путь Бога?" Это, несомненно, сверхважный вопрос. Куда я должен обратиться, чтобы найти стезю Бога? Если глаз коршуна, такой острый, такой сильный, такой зорки, не видит Его, если скимны, такие резвые, такие величественные, не попирали ее, если человек не знает цены ее и если она не обретается на земле живых, если бездна говори: "Не во мне она", и море говорит: "Не у меня", если не выменяешь ее на золото или драгоценные камни, если все богатства вселенной не сравнится с ней и если вся мудрость человеческая не может ее обнаружить - то куда я должен обратиться? Где я ее найду?" Обращусь ли я к тем великим канонам ортодоксии, которые господствуют над религиозной мыслью и чувством миллионов во всей Церкви? найду ли я там чудесную стезю мудрости? Составляют ли они исключение в широком и уничижительном перечне в Иов 28? Конечно, нет. Что же тогда мне делать? "Откуда же исходит премудрость? И где место разума? сокрыта она от очей всего живущего, и от птиц небесных утаена. Авадон и смерть говорят: "ушами нашими слышали мы слух о ней". Не кажется ли для бедного невежественного смертного безнадежным делом искать эту чудесную стезю? Нет, благословен Бог, это ни в коей мере не безнадежно, ибо "Бог знает путь ее, и Он ведает место ее, ибо Он прозирает до концов земли, и видит под всем небом. Когда Он ветру полагал вес, и располагал воду по мере, когда назначал устав дождю и путь для молнии громоносной: тогда Он видел и явил ее; приготовил ее, и еще испытал ее, и сказал человеку: "вот, страх господен есть истинная премудрость, и удаление от зла - разум".

Вот в чем, значит, божественная тайна премудрости - в "страхе Господнем". Это ставит сознание непосредственно в присутствие Бога, которое является единственным надлежащим для него местом. Цель сатаны - удержать сознание вне присутствия Божия, подчинить его власти и авторитету человека, распоряжениям и учениям людей, вбить какой бы то ни было клин между сознанием и авторитетом Господа Христа - будь это религиозное вероучение или положение, содержащее долю правды, мнение человека или группы людей, суждение какого-либо уважаемого учителя, одним словом, все, что может проникнуть в сердце и занять там место, которое принадлежит только Слову Божию. Это чудовищная ловушка и камень преткновения - чрезвычайно серьезные препятствия нашему продвижению по пути Господню. Мною должно управлять Слово Божие - чистое и простое Слово Бога, а не его человеческое толкование. Несомненно, Бог может использовать человека для того, чтобы раскрыть это слово моей душе, но ведь мною управляет не человеческое объяснение Слова Божия, а Слово Божие, объясненное человеком. Это чрезвычайно важно. Нас должно научать и нами должно руководить исключительно Слово Божие. Ничто иное не может удержать нас как христиан на прямом пути, придать ему и нашему характеру твердость и последовательность. Мы сами и люди вокруг нас чрезвычайно склонны руководствоваться мыслями и мнениями других людей, теми высокими канонами учения, которые они установили. Эти каноны и мнения могут содержать большую долю истины, они могут быть верными сами по себе - и в этом сейчас дело. Мы хотим убедить нашего читателя в том, что он должен руководствоваться не мнением своих товарищей, но всецело Словом Божиим. Нет никакой ценности в истине, полученной из уст человека, - я должен получить ее непосредственно от Самого Бога. Бог может использовать человека, чтобы сообщить Свою истину, но если я не получу ее от Бога, она не установит своей божественной власти над моим сердцем и сознанием; она не приведет меня в живой контакт с Богом, но лишь помешает этому контакту принесением чего-то постороннего между моей душой и Его авторитетом.

Мы бы с огромным удовольствием и дальше развивали этот великий принцип, но пока мы должны от этого воздержаться для того, чтобы раскрыть читателю несколько важных в практическом отношении вопросов, изложенных в 11 главе Евангелия от Луки, - вопросов, разобравшись в которых, можно чуть лучше понять, как найти путь Бога. процитируем отрывок полностью: "Светильник тела есть око, итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло! А если око будет худо, то и тело твое будет темно. Итак смотри: свет, который в тебе, не есть ли тьма? Если же тело твое все светло и не имеет ни одной темной части, то будет светло все так, как бы светильник освещал тебя сиянием".

Таким образом, здесь мы видим истинный секрет того, как различать путь Бога. Может показаться чрезвычайно трудным удержать верный курс посреди бурного моря христианства. так много противоречащих друг другу голосов звучит в ушах. Так много противоположных мнений требуют нашего внимания, люди Божии так различаются в своих суждениях, оттенки взглядов так многочисленны, что кажется невозможным прийти к здравому заключению. Мы идем к одному человеку, который, насколько мы можем судить, имеет "чистое око", и он говорит нам одно; мы идем к другому человеку, который тоже, как нам кажется, имеет "чистое око", и он говорит совершенно противоположное. Что же нам остается думать? Одно наверняка - наше собственное око не чисто, когда мы перебегаем в неуверенности и смущении от одного человека к другому. Чистое око смотрит лишь на одного Христа, и таким образом тело будет светло. Древние израильтяне не бегали туда-сюда для того, чтобы посовещаться со своими товарищами насчет правильного пути. У каждого был один и тот же божественный проводник, а именно - столб облачный днем и столб огненный ночью. Одним словом, Сам Иегова был непогрешимым проводником каждого члена собрания. Они не были предоставлены руководству самых умных, самых сведущих или опытных людей собрания; не были они предоставлены и самим себе на своем пути - каждый должен был следовать за Господом. Серебренная труба одинаково оповещала всех о замысле Бога; и никто, чье ухо было открыто и внимательно, не был оставлен без помощи. Глаза и уши каждого были направлены к одному Богу, а не к таким же смертным сотоварищам. в этом секрет руководства в нехоженой пустыне древности, в этом секрет руководства в колоссальной нравственной пустыне, через которую проходят теперь искупленные Божии. Кто-то скажет: "Слушай меня", а другой скажет: "Слушай меня", а третий скажет: "Пусть каждый идет своим путем." Но в противоположность всем им послушное сердце говорит: "Я должен следовать за моим Господом."

Это делает все простым. Это ни в коей мере не поощряет дух высокомерного непослушания, совсем наоборот. Чем больше я учусь опираться в смысле руководства на Бога, тем больше я не доверяю самому себе и отворачиваюсь от самого себя, а это, конечно же, не непослушание. Правда, это освобождает меня от рабской зависимости от людей, давая мне возможность почувствовать мою ответственность лишь перед Христом, но это как раз то, что требуется в настоящий момент. Чем пристальнее мы исследуем принципы, взятые на вооружение Церковью, тем больше мы убеждаемся в необходимости личного полного подчинения божественной власти, единственное наименование которой - "страх Господень" или "чистое око". В начале Деяний святых Апостолов есть одно высказывание, которое дает нам противоядие против своеволия и рабского страха человека, так распространенных вокруг нас. "Должно повиноваться Богу". Какие слова! "Должно повиноваться Богу". Это лекарство от рабского подчинения приказам и учениям людей. Должно быть повиновение, но повиновение чему? Божьей власти и только ей. Таким образом душа предохраняется от неверия, с одной стороны, и суеверия, с другой. Неверие говорит: "Поступай как хочешь". Суеверие говорит: "Поступай, как тебе говорят". Вера же говорит: "Должно повиноваться Богу".

В этом заключается священное равновесие души посреди противоречивых и разнородных влияний, которые нас ныне окружают. Как слуга, я должен повиноваться моему Господину, как ребенок, я должен слушаться повелений моего отца. Я должен не в меньшей степени поступать так, даже если мои сотоварищи и браться не понимают меня. Я должен помнить, что самая непосредственная забота - это Бог.

"И Тот, пред кем склоняются все люди,
Моей единственной заботой будет".

Моя привилегия - быть настолько же уверенным, что знаю замыслы моего Господина относительно моего пути, насколько Его Слово обеспечивает безопасность моей души. Если это не так, то где я нахожусь? Разве это не привилегия - иметь чистое око? Так-то оно так, но что же? "Тело будет светло". Итак, если мое тело светло, то может ли мой ум находиться в недоумении? Отнюдь. Эти две вещи абсолютно несовместимы, и, следовательно, когда кто-то погружен в недоумение, то совершенно очевидно, что его око не чисто. Он может выглядеть очень искренним, он может горячо желать правильного руководства, он может быть уверен: его око нечисто, а чистота ока - совершенно необходимое условие для божественного руководства. Слово ясно говорит: "Если око твое будет чисто, то и все тело твое будет чисто". Бог всегда руководит послушной, смиренной душой, но, с другой стороны, если мы не ходим в данном нам свете, то мы впадаем во тьму. Свет, в котором мы не ходим, становится тьмой, и, "как велика эта тьма!" Нет ничего опаснее небрежного отношения с тем светом, который дает Бог. Это рано или поздно должно привести нас к самым грозным последствиям. "Итак, смотри: свет, который в тебе, не есть ли тьма?" "Слушайте и внимайте; не будьте горды, ибо Господь говорит. Воздайте славу Господу, Богу нашему, доколе Он еще не навел темноты, и доколе еще ноги ваши не спотыкаются на горах мрака: тогда вы будете ожидать света, и Он обратит его в тень смерти и сделает тьмою" (Иер. 13:15-16).

Это чрезвычайно существенно. Какой контраст между человеком, имеющим чистое око, и человеком, не поступающим в том свете, который Бог дал ему! Первый имеет тело светлое, второй - полное тьмы. в первом нет ни частицы мрака, второй погружен в беспросветную тьму, первый - носитель света для других, второй - камень преткновения на пути. Мы не знаем ничего более значительного, чем немудрое обращение нашего света во тьму за наш отказ действовать в том свете, которым Он нас сподобил.

Христианский читатель, действуешь ли ты во свете? Послал ли Бог луч света в твою душу? Показал ли Он тебе изъяны в твоих путях и связях? Не упорствуешь ли ты в той линии поведения, о которой твой разум подсказывает тебе, что она не находится в полном согласии с замыслом твоего Господина? Проверь, и ты увидишь. "Воздай славу Господу твоему Богу". Действуй во свете. Не сомневайся, не думай о последствиях. Повинуйся, умоляем тебя, Слову Господню. В тот самый момент, когда твои глаза пробегают эти строки, пусть целью твоей души будет удаление от беззаконий, в чем бы ты их ни нашел. Не говори: "Куда я пойду? Что я буду делать дальше? Зло повсюду. Избавившись от одного зла, попадаешь в другое". Не говори так, не рассуждай и не раздумывай, не смотри на результаты, не думай о том, что скажет о тебе мир или мирская церковь, поднимись надо всем этим и ступай дорогой света - той дорогой, которая сияет все ярче и ярче до самого дня славы. Помни, Бог никогда не дает света на два шага сразу. Если Он дал тебе свет на один шаг, то - в страхе и любви Его имени - сделай этот шал, и ты наверняка получишь больше света - да, все больше и больше. Но если ты откажешься так поступать, то свет, который в тебе, станет кромешной тьмою, твои ноги споткнуться в горах мрака заблуждений, которые лежат по обеим сторонам прямого и узкого пути послушания, и ты станешь камнем преткновения на пути других. Некоторые из самых крупных камней преткновения, лежащих в настоящее время на пути ревностного искателя истины, заключаются в личностях тех, кто однажды, казалось, обладал истиной, но отвратился от нее. Свет, который был в них, обратился в тьму, и о, как велика и ужасна эта тьма! Как печально видеть тех, кто должен был бы нести свет, выступающими в качестве решительного препятствия для молодых и серьезных христиан! Но пусть они не будут помехой молодым христианам, путь ясен. Вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла - разум". Пусть каждый услышит и повинуется голосу Господа. "Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною." Хвала Господу за драгоценное слово! Оно каждого ставит в непосредственную ответственность перед самым Христом; оно нам ясно говорит, каков путь Бога, и так ясно, как найти его.