Христос в лодке

"Бог в беде не оставит". Все мы хорошо знаем эту поговорку. Мы часто ее повторяем и, безусловно, уверены в ее истинности; и все же, когда сами попадаем в беду, то нередко очень мало рассчитываем на помощь Бога. Одно дело - изрекать истину или внимать ей, а другое - осознать силу этой истины. Одно дело - плывя в лодке по спокойному морю, рассуждать о способности Бога защитить нас в бурю, а другое - доказать эту способность, когда буря в действительности неистовствует вокруг нас. Но ведь Бог всегда Тот же. В бурю и штиль, в недуге и в здравии, в горе и в радости, в бедности и богатстве - "вчера и сегодня и вовеки Тот же". Бог - это великая истина, на которую вера может опереться, к которой она может приблизиться и придерживаться ее во все времена и при всех обстоятельствах.

Но, увы, увы, мы не верим!

Вот откуда наши слабости и неудачи. Мы растеряны и взволнованы, когда нам должно быть спокойными и уверенными; мы предаемся раздумьям, когда следует всецело положиться на Бога; мы взываем к своим ближним, когда должны взирать на Иисуса. Именно так мы порочим Господа и безвозвратно теряем Его на своем пути. Несомненно. не много найдется поступков более предосудительных по сравнению с нашей склонностью не доверять Господу перед лицом трудностей и испытаний, но, конечно же, своим недоверием мы огорчаем сердце Иисуса, ибо недоверие всегда ранит любящее сердце.

Взгляните, например, на сцену между Иосифом и его братьями (Быт. 50): "И увидели братья Иосифовы, что умер отец их, и сказали: что, если Иосиф возненавидит нас, и захочет отмстить нам за все злое, которое мы ему сделали? И послали они сказать Иосифу: отец твой пред смертью своею завещал, говоря: Так скажите Иосифу: "прости братьям твоим вину и грех их; так как они сделали тебе зло". и ныне прости вины рабов Бога отца твоего. Иосиф плакал, когда ему говорили это".

Таков был удручающий ответ братьев на любовь и нужную заботу, которыми Иосиф окружил их. Как они могли подумать что тот, который так легко и безоговорочно простил их и пощадил их жизни, когда они полностью были в его власти, мог, после стольких лет доброты обратить на них гнев и месть? Разумеется, такая мысль была вопиющей несправедливостью, и нет ничего удивительного в том, что "Иосиф плакал, когда ему говорили это". Какой ответ на все их недостойные страхи и черные подозрения! Поток слез! Вот какова любовь! " И сказал Иосиф: не бойтесь; ибо я боюсь Бога. Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей. Итак не бойтесь. Я буду питать вас и детей ваших. И успокоил их, и говорил по сердцу их".

Так было и с учениками Христа в случае, к которому относится наше повествование. Давайте немного поразмышляем над этим эпизодом (Марк 35,38).

Здесь мы наблюдаем интересную и поучительную картину. Несчастные ученики попали в трудное положение. Они в полном смятении. Сильнейшая буря, лодка полна воды, - а Христос спит. Это, безусловно, минута испытания, и разумеется, с обычной точки зрения, нет ничего удивительного в том, что учеников охватили страх и волнение. На их месте мы вряд ли повели бы себя по-другому. И все-таки нельзя не видеть то, что их подвело. Ведь Евангелие написано для того, чтобы мы его изучали, поэтому мы обязаны вдумываться в повествование и извлекать содержащиеся в нем уроки.

Нет ничего более абсурдного и неразумного, чем неверие, если оценивать его беспристрастно. В рассматриваемой нами сцене эта абсурдность совершенно очевидна, ибо что может быть абсурднее мысли о том, что лодка может затонуть с Сыном Божиим на борту? И все-таки Его ученики боялись именно этого. Можно даже сказать, что в тот момент они просто и не думали о Сыне Божием. На самом деле они думали о буре, о волнах, о наполняющейся водой лодке и считали свое положение совершенно безнадежным. Следовательно, сердцем без веры - вот чем руководствуется человек в беде. Сердце без веры смотрит только на внешние обстоятельства и оставляет без внимания Бога. Вера же, напротив, взирает только на Бога и оставляет без внимания обстоятельства.

Какая огромная разница! Вера торжествует оттого, что человек находится в тяжелом положении, ибо оно предоставляет Богу возможность сотворить чудо. Вера торжествует оттого, что она "замкнута" на Боге, т.е. оттого, что она располагает пространством, полностью освобожденным от людей, ибо Бог может явить там Свою славу, и оттого, что увеличивается число " пустых лодок", ибо Бог может заполнять их. Такова вера.

Мы с уверенностью можем сказать, что имей ученики веру, они легли бы рядом с Христом и заснули бы вместе с ним в самый разгар бури. Но нет, неверие вселило в них тревогу: они не смогли лечь отдыхать и из-за своих страхов разбудили благословенного Господа. Утомленный неустанным тяжким трудом, он воспользовался несколькими минутами отдыха, пока лодка пересекала озеро. Он знал, что такое усталость; ему пришлось столкнуться со всеми земными препятствиями. Он познал все наши чувства и слабости и подвергался всевозможным искушения так же, как мы, за исключением греха.

Во всех отношениях Он был подобен человеку и, как свойственно человеку, спал на возглавии, сотрясаемый морской бурей. Разъяренные волны бились о лодку, хотя сам Создатель в образе усталого спящего Труженика был на ее борту.

Непостижимая загадка! Тот. кто создал море и мог удерживать ветер в Своих всемогущих руках, спал на корме судна, позволяя морю и ветру обращаться с Собой так бесцеремонно, как будто Он - обыкновенный человек. Это и было проявлением истинной человеческой природы нашего благословенного Господа. Он устал - и Он спал, качаемый на груди озера, которое создали Его руки. О читатель, остановись и подумай об этом чудном зрелище. Нельзя разглагольствовать об этой дивной картине; можно только размышлять над ней и боготворить ее.

Но, как мы уже упомянули, маловерные ученики разбудили благословенного Господа. "Его будят и говорят Ему: Учитель! неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?" (Мар. 38). Какой вопрос! "Неужели Тебе нужды нет?" Как он, должно быть, ранил чувствительное сердце Господа! Как только они могли подумать, что Он равнодушен к их беде и грозящей им опасности? Насколько прочно, должно быть, они забыли о Его любви, не говоря уже о Его силе, если их уста смогли вымолвить: "Неужели Тебе нужды нет?"

И все же, дорогой читатель-христианин, разве их поведение - не зеркало, в котором отражаемся мы сами? Конечно же, да. Как часто в трудную минуту в наших сердцах зарождается вопрос ( даже если наши уста и не произносят его): "Неужели Тебе нужды нет?" Предположим, мы лежим на одре болезни и страданий и знаем, что одно только слово Божие во всей его силе и могуществе может изгнать недуг и поставить нас на ноги, - но этого слова нет. Или предположим, мы нуждаемся в насущном зная, что серебро, и золото, и скот на тысяче холмах принадлежат Богу - ведь все ценности Вселенной находятся в Его власти, - но идет день за днем, а мы не получаем то, что нам нужно. Как говорится, мы в беде так или иначе; бушует буря, волна за волной перекатывается через наше утлое судно, мы в опасности, мы в смятении, и наши сердца готовы воззвать к небу с ужасающим вопросом: " Тебе все равно?" Одна только мысль об этом крайне постыдна. Мысль, огорчающая любящее сердце Иисуса неверием и подозрением, должна наполнять наши сердца глубоким раскаянием.

И, кроме того, до чего же абсурдно неверие! Как Тому, Кто отдал за нас Свою жизнь, Кто оставил Свою славу, снизошел в этот мир тяжкого труда и великих страданий и умер, презираемый толпой, чтобы избавить нас от вечного Страшного Суда, - как Ему может быть все равно? И все-таки при испытании нашей веры мы сомневаемся или проявляем нетерпение, забывая о том, что само испытание, которого мы так стараемся избежать и от которого в ужасе отмахиваемся, намного ценнее золота, ибо испытание - это непреходящая истина, а золото - тлен. Чем искреннее испытуемая вера, тем ярче она светит; значит, почитание и прославление несомненно, доходит до Того, Кто не только вселяет веру, но и проносит ее через горнило испытаний, в котором неустанно ее наблюдает.
Но несчастные ученики не выдержали испытания. Они отступили от веры и разбудили своего Наставника этим самым не достойнейшим вопросом: "Тебе все равно, что мы погибаем?"

Увы, что мы за создания! Мы готовы забыть тысячи благодеяний, встретив одно-единственное затруднение. Давид мог сказать :"Когда-нибудь попаду я в руки Саула", и чем это обернулось? Саул пал на склонах гор Гелвуе, а Давид был возведен на престол Израиля. Илия бежал, чтобы спасти свою жизнь, угроза которой исходила от Иезавель; и каков итог? Иезавель, выброшенная из окна, разбилась на мостовой, а Илия вознесся на небеса в огненной колеснице. Так вот, ученики думали, что они погибают с Сыном Божиим на борту, и каков результат? Буря была успокоена, а море стало гладким, как стекло, при звуке того Голоса, который когда-то вызвал к жизни целые миры.

"И встав Он запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань. И ветер утих, и сделалась великая тишина" (Мар.4,39).

Какое сочетание благодати и величия! Вместо того, чтобы упрекнуть учеников, потревоживших Его покой, Он упрекнул силы, ввергнувшие их в ужас. Именно так он ответил на их вопрос: "Тебе все равно?" Благословенный Учитель! Как можно не верить Тебе? Как можно не обожать Тебя за Твое терпеливое милосердие и всепрощающую любовь?

Есть что-то в высшей степени прекрасное в том, как наш благословенный Господь без всякого усилия пробуждается оно сна, свойственного человеку, к деятельности, свойственной Богу. Как человек, утомленный трудом, Он спал на Своем ложе; как Бог, Он поднялся и Своим всемогущим Голосом успокоил морскую бурю.

Таким был Иисус - истинный Бог и истинный человек. Такой Он и сейчас - всегда готовый ответить на просьбы Своих людей, успокоить их тревоги и устранить их страхи. О, если бы мы верили в Него более искренне! Едва ли мы знаем о том, как много теряем изо дня в день, не опираясь более уверенно на руку Христа. Нас так легко повергнуть в ужас. Каждое дуновение ветра, каждая волна вызывает в нас тревогу и чувство подавленности. Вместо того, чтобы спокойно лечь рядом с нашим Господом отдыхать, мы мечемся от растерянности и ужаса. Вместо того, чтобы принять бурю как повод для доверия Ему, мы считаем ее поводом для сомнения в Нем. Как только с нами случается самая пустяковая неурядица, мы думаем, что погибаем, несмотря на Его уверение в том, что Он знаем счет каждому волосу на наших головах. Что ж, он мог бы сказать там так же, как сказал Своим ученикам: "Что вы так боязливы? как у вас нет веры?"

Конечно, иногда может показаться, что у нас нет веры. Но насколько же нежна Его любовь! Ведь Он всегда спешит спасти нас и помочь нам, даже если наши маловерные сердца готовы усомниться в Его Слове. Он обращается с нами, исходя не из наших узких представлений о Нем, но исходя из Его собственной безграничной любви к нам. Его любовь - это утешение и опора для наших душ на их пути по бурному морю жизни к дому, к вечному покою. Христос в нашей лодке. Давайте же всегда довольствоваться этим. Давайте спокойно полагаться на Него. Пусть навсегда воцариться в наших сердцах глубокий покой, источник которого - истинная вера в Иисуса! И тогда, несмотря на неистовство бури и лавины морских волн, мы не спросим: "Неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?"

Как можно погибнуть, если в лодке с нами Господь? Как может появиться такая мысль, если наши сердца обрели Христа? Да научит нас Святой дух полнее и увереннее взывать ко Христу! Мы поистине нуждаемся в том сейчас и все больше будем нуждаться и впредь. Должно быть, это говорит в нас сам Христом, которого обрело сердце и Которому возрадовалось оно благодаря вере. Так пусть же вера умножит Его славу и пошлет нам безмятежный покой и неизменную радость!

В заключении мы хотели бы отметить то влияние, которое оказал на учеников случай, рассмотренный нами. Вместо спокойного поклонения людей, чья вера получила отклик, они выразили изумление и получили упрек за свой страх. "И убоялись страхом великим и говорил между собою: кто же это, что и ветер и море повинуются Ему?" Несомненно, им следовало бы лучше знать Его. Так и нам с тобой, читатель-христианин, надлежит познать Его полнее.